АЛЕКСАНДР ВЭС


Творческая автобиография
Поэта, режиссёра, актёра,
драматурга, социолога
ВИНОГРАДОВА Эдуарда Сергеевича
(Творческий псевдоним - Александр Вэс)

(Сокращённый вариант)


Родился я в славном городе Воронеже 16 мая 1936 года и, по-видимому, вобрал в себя, наряду с родовой генетикой, немало и воронежских качеств...

Я не верю в Судьбу, допускаю лишь случай, но воронежская "генетика", судя по последующим перипетиям моего жития, тоже присутствовала не только в моих морских приключениях (г. Воронеж - Пращур Русского военного флота), но и явно отразилась в общительности, в любви к песне, в неистребимой любознательности...

Своей родословной я точно не знаю до сих пор. Лишь дважды мне намекнули: в 1947 году отец - Виноградов Сергей Александрович (я гостил у него в Луховицах ), сказавший однажды, что "в моих жилах течёт благороднейшая кровь", и в 1960 году бабушка Люба (мамина мама) в Воронеже, упрекнувшая "Польскую принцессу" (маму отца) за её спесивость, из-за чего я не имею возможности, которую мог бы иметь...

Моя мама - Скрябина Тамара Петровна 1914 года рождения, была человеком общительным и в момент моего рождения жила в военном городке. Из того, что я помню в довоенные годы, моим воспитанием, кроме мамы, занимались: бабушка Люба и дядя (Константин) Одоевский, как я его называл, который и обнаружил (по рассказам бабушки и мамы) мою преждевременную склонность к "обобщениям"...

Уже в г. Казани проявились мои незаурядные вокальные данные, и, начиная с 1946 года, меня возили по школам, ДК и госпиталям. Когда меня представляли слушателям; поёт Эдуард Виноградов, у всех возникал вопрос; а не родственник ли я Георгия Виноградова, популярного в те годы певца? Я всегда отвечал утвердительно потому, что мама говорила: "Это поёт твой дядя". А когда мы поехали в гости к отцу в Луховицы, в Москве представила меня тёте Тамаре - жене дяди Юры (сам он, как она объяснила, был на гастролях). И только в 1960 году, в Воронеже мои двоюродные братья показали фотографию, на которой "Отец народов" товарищ Сталин пожимает руку дяде Юре. (Мне тогда объясняли, что имя Юра и Георгий одно и тоже), но дядя Юра был в цирковом трико. Тётя Клава сказала, что сейчас (1960 г.) он _ руководитель группы "Акионос" (до сих пор не понимаю, что это такое), которая сформирована из лилипутов...

Из первых стишков сохранилось немного (их хранила бабушка, с указанием даты). В 1960 году она мне их показала. Вот один из них, датированный 27 мая 1941 года: Я маму мамину люблю до небушки, /она, сиротушка, живёт без дедушки (безобразные каракули, без знаков препинания и с семью ошибками)... Дядя Одоевский был, судя по всему, талантливым учителем и быстро научил меня читать, но писать я до сих пор не умею (в смысле почерка), стало быть, "вундеркиндство" моё было однобоким.

Ярко помню нашу игру с дядей Одоевским в созвучия (в рифмы), и как однажды весьма озадачил его, покраснев от слова, "Пенелопа"... Он, заметив мою "пунцовость", стал объяснять, что это не бранное слово, а имя жены Одиссея, но я же рифмовал...

По рассказам мамы про мои "выходки" в июле 1941-го, c началом бомбардировок промышленных объектов г. Воронежа (мы тогда уже жили рядом с авиационным заводом № 16), она, однажды, когда "завыли" сирены воздушного налёта, побежала домой накрыть меня матрацем (защита от осколков). И видит, что я стою на крыльце, и, задрав голову, истошно кричу пикирующим "мессерам": "Самолёты-лёты -лёты _ дяди немцы идиоты"...

Она говорит, что у меня была истерика, и долго не могла меня успокоить. Истерики, конечно, не было, но флюгер было очень жалко. Он был большой, полосатый и шевелился, как живой, а немец его "срезал"... Я до сих пор одушевляю многие вещи, и не потому, что снова начинаю смотреть по-детски на окружающий мир, а потому, что очеловечивание вещей и животных есть Суть человечности . Кроме того, не однажды, например, во время скоростных междугородних мотопробегов, когда при крутом подъёме у моего мотоцикла по всем техническим параметрам не доставало сил, и он начинал "задыхаться", я гладил его, подбадривал, умоляя прибавить чуть-чуть, и он прибавлял! Этот "феномен" Вам подтвердят тысячи людей (у нелюдей такого не бывает). А моя гитара? Она простужается на сквозняках, "гриппует" и хрипит, пока не выздоровеет...

Первое, действительно надсадное для души, впечатление возникло у меня осенью 1941 года в Казанском театре им. Качалова, когда на моих глазах провалилась сцена (театр был переполнен эвакуированными), и я воочию увидел искалеченных и окровавленных людей...

Меня с группой детей, работников Воронежского авиационного завода (№ 16), поселили в "Академический" интернат. В нём (после дяди Одоевского) я обрёл ещё немало из основ базового образования, ибо, благодаря Случаю (В начале войны Правительство было эвакуировано в г. Куйбышев (нынче Самара), а Академия наук СССР _ в г. Казань), нянями и воспитателями в этом интернате служили профессора, Доктора наук, которые, оказавшись не востребованными для производства вооружений, серьёзно занялись нашими горшками и нашим образованием. Они были носителями лучшей части культурного наследия Великой Державы (почти все они были из "бывших", так тогда называли дворян). К нам они обращались только на "Вы", и в нередких случаях, когда игра превращалась в баловство, говорили: "Это не делает Вам чести-с"...

Ботанику мы изучали при сборе лекарственных трав для фронта, декламацию (правильность речи) _ на репетициях перед выступлениями в госпиталях...

С тех пор прошло уже 59 лет, а я всё помню и несу в себе то великое и доброе, чем одарили меня эти Великие россияне...

В 1942 году нам с мамой выделили комнату в посёлке. им. Свердлова (ул. Шатурская). Мама жила гражданским браком с дядей Сеней Овчинниковым (будущий отец моего сводного брата Евгения). В 1943 году я начал учиться в школе № 100, но часто болел. У меня от периодического недоедания развилась дистрофия. Мама и дядя Сеня неделями не уходили с завода, а оставленный мне "паёк" (мисочка пшена и ложка сахарина) "никак не делился". Я варил всё сразу и съедал в один день, а потом в поисках съестного ходил рыбачить на Казанку или на ближайшие озёра. Однажды побрёл на пруд в "Козью Слободу" (Была такая в те годы в Казани), но случился голодный обморок около одного палисадника... Очнулся на сундуке. Слышу, говорят по-татарски... Семья Аюповых: бабуля - Галия Хафизовна и её старшая дочь Соня напоили меня козьим молоком, поделились картофельной лепёшкой, и тётя Соня проводила меня домой, оставила четвертинку (0,25 л) молока и просила бывать у них без стеснения... Я решил не ходить к ним потому, что мама, после моего рассказа об этих чудесных людях, сказала, что сейчас всем трудно, и что мне не следовало бы, как она выразилась, "нахлебничать". Но тётя Соня пришла опять, принесла молока, картофельных лепёшек... Мы с семьёй Аюповых немало лет потом душевно дружили, а в моём творчестве это отразилось светлой строфой в одном трагическом произведении: Жизнь народов прошла у меня на глазах, был приёмышем я "вавилонского" города, Там лечил меня травами мудрый казах и родные татары спасали от голода...

Я рассказываю об этом периоде более подробно для того, чтобы читатель (или чиновник), не изведавший настоящей всенародной беды, имел бы представление о том, что такое человечность, и какая она _ настоящая дружба народов. Закончилась война, но не закончились наши трудности. В сентябре 1945 года родился мой братишка - Женя, но он вскоре заболел, и мне пришлось быть его нянькой. До двух лет он не ходил.

В 1948 году мы с мамой поехали в Воронеж, навестить родных. Меня мои тётушки (тётя Лена и тётя Зоя) "затерроризировали" просьбами: "что-нибудь прочитать из новенького", и я шокировал их, прочитав "Открытое письмо, женщине из города Вычуга" Константина Симонова. Тётушки и мама хохотали, а бабуля, нахмурившись, сказала: "Никогда не декламируй того, чего не понимаешь" и тут же отослала меня погулять. Мама потом "пожаловалась" мне, что ей и тётям от бабушки очень "попало" за меня. На другой день мы все начали готовиться ко дню рождения (65-летию) бабушки. Зная её жизненные "установки", тётушки и мама начали стряпать и рукодельничать, а я, единственный "мужчина", пошел с сачком на рыбалку, и принёс трёхлитровую банку мальков. Этот подарок всех потешил. Смеясь, сосчитали улов. Насчитали 88 рыбок... Бабуля прожила ровно 88 лет.

Было ещё два случая с моими дарениями, но об этом своём качестве _ "дарителя" продолжительности Жизни, я, к сожалению, узнал (сопоставив факты) только после смерти мамы...

В 1948 году я был принят в эстрадную студию артиста Казанской государственной эстрады Павла Васильевича Макеева при клубе "Строитель". Тогда были в обязательном репертуаре полит-сатиры, куплеты, чтение стихов (В. Маяковский, К. Симонов, А. Твардовский, А. Сурков, басни С. Михалкова...), одноактные пьесы... Я этим увлёкся так, что до сих пор не могу "бросить"...

В 1949 году дядя Сеня ушёл к другой женщине.Мама заболела... Моё, пусть и трудное, но все-таки - детство, официально закончилось в 13 лет. 2 августа 1949 г. я был принят учеником на наш авиационный завод № 16, но, несмотря на хроническое недосыпание из-за учёбы в вечерней школе, я продолжал занятия в студии П. В. Макеева. Мы выступали в разных ДК, на строительных площадках, Я увлечённо начал писать сценарии, эстрадные миниатюры, куплеты... Естественно, создавал я и "перлы" о любви, причём, первым из них был романс: "Шелест листьев опавших" (он включён в этот двухтомник), отразивший моё душевное состояние после "коварной" измены. Я влюбился так, как мог влюбиться только я _ на всю жизнь... И вот так каждый раз всегда влюблялся на всю жизнь (Смотрите т. 1 "О себе"). "Грешил" я и вылупышами русского "эроса" (под впечатлением, попавшихся мне случайно "Луки Мудищева", "Трёх сестёр"...), постоянно обмениваясь записками с одноклассницами в вечерней школе рабочей молодёжи (все ученицы были старше меня). И надо признать, что, за редким исключением, это давало положительный сексуальный результат. Но обращался я к каждой из них с учётом индивидуальных особенностей, иногда даже так:

 

В конце концов, ты дашь... ответ? Приду сегодня вечером... Ведь ты же знаешь, бога нет и нам бояться нечего. Иссохнет между ног "блиндаж", обрыжется окалиной... За ради бога ты не дашь, так дай за ради Сталина.

Эта "любовная" переписка, мои выступления, стишки и куплеты про начальство, и милицию (баловался я и этим) предопределили мою популярность, но одновременно привлекли внимание соответствующих "органов" (меня, как потом выяснилось,"сдали" по ревности "бабы")... Был жив ещё "Отец народов", и созданная им репрессивная "машина" работала без перебоев...

28 июня 1952 года (выписка из трудовой книжки). Самовольно оставил завод. Меня предупредил мой наставник по лекальному делу - Александр Ильич Самохин. Он был у начальника нашего 35 цеха (Блинова), когда туда пришли "дяди в сером" и назвали меня. Мне удалось выйти с завода (несовершеннолетних выпускали через проходную в рабочее время) и я, по совету взрослых, решил скрыться в сельской местности. Наши колхозники в те годы не имели никаких документов, дабы не убегали от "счастливой" жизни. К тому же после войны по городам и весям страны бродило немало сирот...

Не попрощавшись с Павлом Васильевичем и студийцами, я прямо с завода уехал в Казанский речной порт. В трюме парохода добрался до Ставрополя (ныне Тольятти), доехал на "перекладных" до первого попавшегося колхоза (была уборочная страда) и вначале прижился на току (место, куда свозят убранный с полей хлеб), а потом техническими навыками расположил к себе колхозников и руководство колхоза им. Жданова с. Нижне-Санчелеево. Эдуардом я представляться не стал, а назвался Александром. Сельчане называли меня Саней-сиротой.

Осенью 1952 года меня направили на учёбу в школу механизации (с. Узюково Ново-Буяновского района Куйбышевской области). В сельском клубе села я организовал художественную самодеятельность. Осуществил постановку фрагментов оперетты Александрова "Свадьба в Малиновке" и ряд концертных программ. Ни до меня, ни после, к сожалению, узюковцы таких интересных культурных событий не переживали. Через 18 лет я проехал по тем местам (в Тольятти мы проводили Всесоюзные соревнования по стрельбе из лука). Меня мало кто узнал, а ту концертную зиму помнили многие...

Через 6 месяцев я получил удостоверение тракториста-дизелиста широкого профиля на имя Виноградова Александра Сергеевича, а за тем работал на полях разных колхозов от Н.-Санчелеевского МТС. В Ставрополе в тот год на обоих берегах Волги набирала силу громадная по тем временам стройка (Волжская ГЭС). Взял справку в МТС и, приложив к ней свидетельство тракториста, поехал в Ставропольскую милицию получать паспорт. Выдали только "Волчий билет" _ трёхмесячный паспортный листок на имя Виноградова Александра Сергеевича, без права всего. Два раза я получал этот документ, но с ним на Куйбышевгидрострой не брали. Помог случай: замполит МТС, видя, что я отлично работаю и на токарном станке, доложил в органы о том, что я не иначе, как агент... По его разумению: мальчишка не может быть так универсально технически подготовлен, он ещё не видел, как я работаю на шлифовальном и фрезерном станках (времена шпиономании имели место). Меня вызвали, побеседовали (майор Дивнин), сделали запросы. Сталин умер, Хрущёв взял другой курс...

В марте 1954 г. я получил свой паспорт на имя, данное мне от рождения, и пошел устраиваться на Куйбышевгидрострой... 23 марта 1954 г. (Выписка из трудовой книжки) Куйбышевское Управление гидромеханизации. Принят сл. лекальщиком участка 4. В ДК "Комсомолец" создал агитбригаду, выступал с поэтическими композициями, а иногда предлагал аудитории свои песни под аккомпанемент гитары.

6 июля 1955 года вернулся в Казань. Мы с Женей съездили в гости в Воронеж. Я почти все гостевое время истратил на посещение, гастролирующего тогда в городе, театра оперетты. Мне был очень близок этот жанр, и у меня даже появилось намерение написать оперетту, но, не зная музыкальной грамоты, я мог лишь создать сюжет.

С сентября 1955 г. Служба в СА 130 ОМСР спец. частей Приволжского ВО. Командир отд. Руководил художественной самодеятельностью в/ч, выступал в городах Саратовской области...

16 июля 1958 г., после увольнения в запас, прибыл в Южно-Курильск (о. Кунашир) Принял предложение председателя рыболовецкого колхоза - принять под команду шхуну "Альфа" для транспортировки грузов вокруг острова. Экипаж из 5 алкоголиков (нужен был хотя бы один трезвенник). А мне хотелось настоящей работы (я хотел испытать себя морем), и 24 октября 1958 г. взошел на борт океанского лайнера "Балхаш" и отбыл на о. Сахалин.

28 октября 1958 г. зачислен матросом на СРТ "Напор". 2 ноября 1959 г. перемещён боцманом на СРТ "Ставрополь". Публикации в газете "Активный лов", выступления в ДК моряков.

2 мая 1960 г. вернулся в Казань. Погостил, а за тем поехал на родину в г. Воронеж. На промыслах я хорошо заработал, и мог себе позволить попутешествовать, навестить близких моему сердцу людей (ещё все были живы)...

6 октября 1960 г. вернулся домой в Казань. В клубе им. Воровского предприятия п/я 296 организовал Русский театральный коллектив малых форм. Постановк а одноактных пьес, концертные программы, выходы в эфир на телевидении и радио... Лауреат Республиканского конкурса чтецов... Активная комсомольская работа...

Весьма существенно обогатила мой творческий уровень встреча с Вадимом Модиным - пианистом оркестра Олега Лундстрема (в 1962 году в Казани: группами и в одиночку искали себе работу музыканты этого оркестра). Весь этот коллектив был, по приезде из Китая, "на высылке" в Казани. После очередного моего концерта (автор сценария, ведущий) в ДК им. Урицкого, ко мне обратилась группа музыкантов с предложением: взять на себя художественное руководство их коллективом (фортепьяно, кларнет-саксофон, ударные, гитара, скрипичный контрабас).

Я никогда не брался за дела, в которых был не сведущ, и поэтому ответил отказом, ссылаясь на моё невежество в области музыкальной грамоты, но они объяснили, что им нужен не музыкальный, а художественный руководитель, сочетающий в себе поэта, режиссёра и сценариста, т.е., те качества, которые они во мне увидели. "Добили" они меня разбором моих песен: "Господа офицеры", "Я встретил Вас тогда случайно" и "Ах, мадам", доказав, что это произведения высокого драматургического уровня, и что они готовы помочь мне в освоении нотных "иероглифов". Я, правда, умолчал о том, сколько неприятностей мне выпало за "опошление" образа советской женщины в романсе: "Я встретил Вас тогда случайно"... Как бы там ни было, я благодарен Случаю за тот насыщенный творческими находками год. Вторая "джаз-группа" сформировалась из друзей музыкантов, это _ гитарист Жора Исаев, кларнетист Вениамин Мамин-Оглы, контрабасист Миша Шульман, трубач Валя Князев и пианист Вадим Бенедиктов... Это был уже полностью мой коллектив, с которым я реализовал почти все свои творческие фантазии...

В сентябре 1961 года райком комсомола Ленинского района г. Казани поддержал мою инициативу о создании (первой в СССР) боевой комсомольской дружины по борьбе с детской преступностью и безнадзорностью. Меня утвердили Комиссаром района. В 1962 году, после успешной адаптации подростковых групп, взятых нами из Раифской колонии и заметного снижения детской преступности в районе, мне было предложено возглавить эту работу в масштабе города. Но вскоре, после того, как мои предложения (а затем требования) упразднить детские колонии, которые не воспитывают, а калечат души подростков, были отвергнуты, я очень громко "хлопнул дверью" (написал в ЦК КПСС, в КГБ СССР, в Совет министров СССР о неспособности и о нежелании государства решать проблему детской преступности, и том, что я слагаю с себя возложенные на меня полномочия). А тут, как раз, "кстати", обнаружилось, что я являюсь автором не только поэмы "Почтовый диалог" (весьма антипартийного произведения), которая читалась и распространялась фрагментами (без моего участия) в самиздате, но и многих других "развратных " произведений...

И поехал я в места не столь отдалённые, обвинённый в разврате... Я, не удивляйтесь, согласен с их формулировкой. Они были так запрограммированы, и моего геройства в моём творчестве не было. Была лишь наивная вера в то, что мне удастся постепенно посеять разумную человечность в мировоззрение сограждан. Взять хотя бы мою интерпретацию "Кузнечика", это

ведь тоже "разврат": И суд судил кузнечика за смелость и разврат, за то, что мутит общество коленками назад. Никчемная амбиция жить наоборот... но выгнула милиция коленками вперёд.

Да, мы "выгнуты", и нам ещё долго выходить из этой "позы", если, конечно, мы сможем понять, что "разврат", это вообще не половое понятие. Разврат - это когда группа политических аферистов, пользуясь общественным невежеством, и злоупотребляя своим положением, бедуют всю страну без её согласия.

Представится Случай, я напишу подробную автобиографию, в которой отразится история парадоксальной глупости и "банальной " мудрости человечества, и где я попытаюсь изложить моё видение Пути России и человечества, исходя из истории ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЧУВСТВ, а пока всё в кратце...

С января 1964 г. по август 1969 г. _ работа бригадиром, мастером на строительстве предприятий химической индустрии Татарстана (Нижне-Камск, Менделеевск). Руководство художественной самодеятельностью учреждений.

С августа 1969 г. выступления в устном журнале "Живые страницы", публикации статей на спортивные и образовательные темы, полемика с Симоном Соловейчиком о "Балованных детях". С 29 июня 1970 года _ тренер по стрельбе из лука Спортклуба "Рубин", Судья 1-й категории. Занятия: мотоспортом (междугородние пробеги), пулевой стрельбой и стрельбой из лука в ВФСО "Динамо" и ДОСААФ. С сентября 1970 г. в Тольятти. Руководство эстрадно-театральной студией ДК Азотно-тукового завода, Коллектив студии стал лауреатом Республиканского смотра, тренер по стрельбе из лука в ВСО "Спартак", 4 марта 1971 г. присвоено звание "Судья Республиканской категории" по стрельбе из лука. В конце июня 1971 г. получил приглашение развивать культуру и искусство в нефтяных районах Тюменской области.

С июля 1971 г. режиссёр города по проведению декады культуры и искусства города нефтяников - Урай, проведение смотров, конкурсов, создание сценариев...

С 10 февраля 1972 г. режиссёр г. Нижневартовска по проведению смотров, конкурсов зрелищных массовых мероприятий, руководство эстрадно-театральной студией ДК "Нефтяник", организация (ведение) концертов, приезжающих к нефтяникам эстрадных, театральных и оперных знаменитостей (довелось однажды вести концерт Елены Образцовой!)

С сентября 1973 г. Красноярский край, г. Красноярск. Сотрудничество с кафедрой психологии Красноярского университета, начало работы над подбором художественных произведений, формирующих менталитет, Руководитель эстрадно-театральной студии ДК "Сибтяжмаш", Тренер секции каскадёров в спортзале з-да "Сибтяжмаш", Лауреат краевого конкурса чтецов. С сентября 1976 г. Алтайский край, г. Барнаул. Руководство социологической общественной группой, реализация моих разработок по оптимизации внутри коллективных отношений в среде рабочих с повремённой оплатой труда, выступления с авторской программой: "Ничего смешного, а..." на концертных площадках г. Барнаула и в районах Алтайского края.

С июля 1977 г. руководитель эстрадно-театральной студии городского ДК г. Белая Церковь. "Намётки" программы ГИРа (группы интенсивного развития), создание новых поэтических и драматургических произведений.

С января 1979 г. режиссёр города Старый Оскол по проведению смотров, конкурсов и зрелищных мероприятий, руководитель эстрадно-театральной студии в ДК "Комсомолец" Лебединского ГОКа, создание программы ГИРа.

С января 1980 г. Одесса. Выступление на предприятиях города, работа над оптимизацией образовательной Программы ГИРа

С 16 февраля 1981 года г. Николаев.

4 апреля 1981 года _ получение официального письма директора Института психологии АН СССР Б. Ф. Ломова с положительной оценкой моих разработок в области социальной психологии. Принял предложение возглавить общественный сектор социальной психологии при Региональной лаборатории НГПИ им. В. Белинского (Одесса, Николаев, Херсон). В возглавляемой мною эстрадно-театральной студии (при заводе "Океан") целевая работа по созданию и подбору поэтических, драматургических и вокальных произведений, эффективно воздействующих на формирование в сознание индивидуума высокого гражданского мировоззрения. Доработка индивидуальных и групповых методик образовательного досуга на Всесоюзной базе отдыха "Мрия" министерства Высшего образования СССР (1981 - 1984 гг.)

С 15 октября 1984 г. - арест и "добровольная " высылка с территории УССР...

С ноября 1984 г. активная работа (выступления) от Калужского отделения Союза писателей РСФСР, участие в симпозиумах социологов, психологов (Николаев, Москва, Новосибирск). Активное разъяснение гражданам во время выступлений (в 1985 г. началось "перестройка") причин нашего унизительного социального бытия...

16 октября 1985 г. Арест. КГБ опечатывает мою комнату, изымает рукописи, блокноты, МВД накручивает "Дело". Дикостью обвинений россиян трудно удивить, но вменять разврат (120 статью УК) за то, что мне делали массаж с втиранием крема в обнаженное тело - это смешнее, чем анекдот)

С марта 1986 г. по сентябрь 1992 г. _ работа в учреждениях Мехренского управления ГУИДа. Сбор исторического материала о истории "Страны ментовии", активная переписка с общественными деятелями и с представителями науки и искусства. В июле 1990 г. - лауреат 2-го Всесоюзного фестиваля поэзии и авторской песни, заочно (Оргкомитету были посланы стихи и кассета с песнями в авторском исполнении). Выход в эфир на волнах Всемирной службы Московского радио и радио "Маяк".

С октября 1992 г. - радио "Маяк", "Радио России", "Радио 1", сотрудничество (выступления) с детским культурным международным центром "Динаода" (дети с нарушением опорно-двигательного аппарата).

С марта 1993 года - Главный режиссёр МКЦ "Динаода". Благотворительные концерты с участием лучших артистов России, привлечение внимания правительственных чиновников и предпринимателей к проблеме образовательного досуга детей, Творческие вечера (Александра Вэса) на престижных эстрадных площадках г. Москвы с участием известнейших артистов, трансляции на радиостанциях выступлений и творческих вечеров.

2 сентября 1993 г. избран руководителем Общественного объединения деятелей искусства - Творческой Группы Александра Вэса. Активная благотворительная концертная деятельность, творческая работа с Валерием Ободзинским, Галиной Ненашевой, Владимиром Сорокиным, Алексеем Вариным, Германом Юкавским... Радиопередачи по программе А. Вэса "Экология души" на "Радио России", "Маяке", "Радио1"... Издание сборника стихов, песен, романсов и поэмы - "От святого до отпетого". Творческие встречи, создание новых поэтических произведений, публикации в центральных газетах и журналах...

24 ноября 1994 г. я был противозаконно взят под стражу Следственным комитетом МВД РФ. 4 года 7 месяцев противоправного камерного содержания...

В середине июня 1999 года - возвращение в Москву. Безуспешные попытки реабилитации... С сентября 1999 г. сотрудничество с командой С. Кириенко - всё оказалось пустышкой.

С декабря 1999 г. - сотрудничество с Культурным центром "Красные ворота", сбор материалов о деятельности Ф. А. Цандера и С. П. Королёва в НМЦ "Пионеров ракетостроения", выступление в ЦДА, в ММ Космонавтики, в интернатах, концерты для ветеранов, космонавтов и их семей.

Октябрь 2000 г. Наконец-то оформил пенсию _ 1000 рублей. Жить на эти деньги в Москве, не имея жилья, это больше, чем подвиг... Самая большая опасность для России - невежественные чиновники... С 1 по 7 декабря 2000 г. участие в проведении Первых Международных Дельфийских игр в г. Москве (Председатель жюри по номинации).

26 декабря 2000 г. Презентация двухтомника ("Я альбинос" и "Постскриптум") в Московском дворце молодёжи.

Март 2001 г. Выступление в ЦДА на "Хризантеме" с Сергеем Никитиным и Толиком Титовым... Продолжение работы над конкретизацией методик и систем в плане Программы "Экология души". Создание новых поэтических и музыкальных произведений, доработка Программы.

Май 2001 года. В силу временной регистрации в Москве, мне сократили пенсию до 431 руб. 97 коп.!!!

Июнь 2001 г. Появились биографы...

Лучше бы - деньги, мой Пегас по страницам лишь накормленным скачет... Готов дарить горстями опыт, но опыт мой, увы, не нужен...

Анекдотические парадоксы : богатейшая страна нищенствует от неспособности достойно ценить таланты граждан, а талантливые граждане, из-за материальной нищеты, неспособны достойно служить свой стране... Нищий не сможет достойно служить стране. Нищая страна не оценит достоинств своих граждан.


16 июня 2001 г.